Psychologies – журнал для очень личного чтения, анализа и размышлений. Но своими взглядами бывает приятно поделиться. Особенно с теми, кто нам интересен. Таких людей мы и пригласили стать нашими соавторами и собеседниками в юбилейных выпусках журнала. В этом месяце нам помогала готовить номер писатель и журналист Юлия Латынина.

Psychologies: На ваш взгляд, почему за последние годы так заметно вырос наш интерес к возможностям психологической науки?
Юлия Латынина: На самом деле это желание познать себя далеко не ново. Человечество существует, скажем, уже 140 тысяч лет (конечно, в цивилизованном виде – значительно меньше), и все это время человек вглядывался в себя, видел себя в зеркале – хотя бы своего прошлого – и размышлял. Но ответы зачастую искал в религии. А сегодня это ушло: то, что раньше рассказывали на исповеди, теперь обсуждают с психотерапевтом. По-моему, это неплохо. Потому что человек, который идет на тренинг или читает книжку о психологии, вместо того чтобы сжигать соплеменника на костре или вырывать у него сердце, как во времена ацтеков, – это явный прогресс.

Что для вас психология в вашей профессии?Писатель и журналист – профессии очень разные: журналист наблюдает события, а писатель наблюдает людей. Журналист не имеет права сказать: такой-то не совладал, к примеру, со своими амбициями, из-за этого все и произошло. На мой взгляд, это большой минус журналистики, потому что чаще всего события происходят именно из-за человека – амбициозного или жадного, озлобленного или, наоборот, настроенного на сотрудничество. То есть в основе конфликта всегда лежат наши психологические особенности. А журналистика – это такое описание мира, из которого психология, как вещь необъективная, удалена. Знаете, недавно у меня появилась такая теория. За последние месяцы я побывала в большом количестве очень чистых помещений. Например, таких, где в абсолютно стерильных условиях производят микросхемы. Или в чистых комнатах, как правило, закрытых НИИ, где изучают фононы, двухмерный электронный газ и прочие подобные вещи. И я вдруг поняла: если представители точных наук говорят, что знают, как поведет себя реальное вещество, они чудовищно не правы! Ведь если им дать горсть песка и спросить, что это такое, они ответят: «Мы не знаем, он слишком грязный». Точная наука все норовит поместить в чистую комнату, где даже пылинка кажется булыжником. И анализировать что-нибудь «чистое» – идеальный треугольник, абсолютно твердое тело. А психология – как и история и филология – имеет дело с «грязными», то есть сложными системами, где невозможно точно предсказать, как поведет себя объект. Потому что «чистых» объектов в гуманитарных науках не бывает. Эту свою теорию я рассказала знакомому инженеру-микроэлектронщику. Он рассмеялся и сказал, что я права, добавив: «А еще в человека массу примесей вносит телевизор!»

Иллюзия, что наши отношения могут быть «чистыми», и мешает нам выстраивать их лучше?
Большевики пытались построить такую систему «чистых» отношений – получился сущий ад! Впрочем, даже не получился… А вообще, когда люди не могут договориться, это значит, что кто-то из них этого не хочет. Бывает, что и оба не хотят. Мешают при этом чаще всего наши очень разные устремления. На втором месте – жадность. На третьем – глупость. Но что тут можно предложить – изменить человеческую природу? Тогда человек перестанет быть человеком. По-моему, скучно будет без амбициозных людей, без жадных тоже. Без глупых я бы еще как-то пережила! И еще нам мешает то, что в нашем обществе – по сравнению с архаическим, к которому мы генетически приспособлены, – иначе строятся связи между людьми. Ведь если мы живем в деревне, где жителей всего человек тридцать, мы точно будем между собой общаться. А в мегаполисе с десятью миллионами горожан возникают барьеры. К примеру, мы часто и не подозреваем, кто живет по одну или другую сторону нашего дачного поселка. Хотя если завтра нас зальет, то мы, очевидно, будем друг к другу бегать с ведрами, помогать. Но ведь лучше, чтобы без потопа… Сегодня связи между нами гораздо меньше строятся по принципу территориальной близости: этот человек – мой сосед, и я с ним общаюсь. С другой стороны, теперь можно и иначе: человек сидит где-нибудь на другом конце света, но мне нравится с ним общаться, и я общаюсь! В этом есть безусловный плюс: так мы можем выстраивать свой собственный круг отношений.

Но нам мешают и наши внутренние барьеры, комплексы …
Я уверена, что в них можно найти и кое-что положительное. Конечно, они есть у каждого из нас. Но кто-то говорит себе: «Я никогда ничего не сделаю!» – и действительно не делает. А другой говорит: «У меня ничего не получится!» – и при этом буквально роет носом землю, преодолевая себя и обстоятельства. Вот у него-то и есть шанс, что когда-нибудь его комплексы уйдут, став положительной движущей силой.

Чего бы вы пожелали читателям Psychologies?
Успеха. В отношениях, бизнесе или творчестве – каждый из нас определяет для себя это сам. А еще лучше – пожелать нам всем удачи. Потому что успех зависит от нас самих, а удача не очень от нас зависит.

http://wday.ru/psychologies/people/sofa/_article/yuliya-latynina/1/&pag=1

Юлия Латынина – писатель, журналист.

•1966 Родилась в московской семье журналистов-литераторов.
•1988 Окончила Литературный институт имени М. Горького.
•1992 Защитила в ИМЛИ кандидатскую диссертацию по теме «Литературные истоки антиутопического жанра» под руководством академика Вяч. Вс. Иванова.
•1989 Начинает публиковать свою прозу в литературных журналах. Позднее выпускает книги в жанре фантастики и экономического детектива.
•1992 Занимается историей экономики, проходит стажировку в Лондонском университете. Пишет серию статей по истории экономики, начинает сотрудничать со многими периодическими изданиями.
•2000-2003 Ведет авторские программы на каналах НТВ и ТВС.
•С 2003 года – автор и ведущая программы «Код доступа» на радио «Эхо Москвы».

Вам чем-то не нравится ваша работа?

Лучший способ разрешить проблемы в отношениях с собственной работой – это заниматься лишь той работой, которая заполняет нас полностью, от которой не хочется отключаться. У меня в силу творческой профессии (журналиста и писателя) мозги работают 24 часа в сутки. У писателя всегда есть в загашнике несколько книг, которые ему надо написать. И их количество никогда не становится меньше. Потому что к тому времени, когда одна дописана, возникают идеи трех других. Соответственно, писательская работа – как атмосферный столб, все время давит. Только это в моем случае не работа, а удовольствие. В этом смысле я, наверное, очень счастливый человек, потому что я практически всю жизнь занимаюсь тем, чем мне хочется. Да и в журналистике я работаю там, где мне хочется. Помню, пару раз приходилось писать в условиях, которые мне не нравились, и состояние у меня было абсолютно несчастное. Мне жаль, что многие из нас в таком состоянии пребывают постоянно. А лучше бы для нас работа была как секс – удовольствием!»

Сила взгляда

У меня есть особенность, за которую, признаться, я себя ругаю. Мне трудно воспринимать людей, когда я не слышу, что они говорят, и не могу оценить, что делают. Другой для меня непонятен, пока я с ним не поговорю. Я плохо понимаю язык движений, вещи, которые, что называется, написаны у нас на лице. Некоторым из нас достаточно лишь взглянуть на человека, чтобы понять, что он собой представляет. Они способны почувствовать мельчайшие нюансы отношений между людьми, именно исходя из невербальных сигналов. И такое качество – это плюс… если не думать обо всех ошибках, которые легко совершить, судя о другом с первого взгляда. В силу той же своей особенности я плохо понимаю, что, глядя на меня, думают обо мне другие люди. Зато у меня, как у слепого, слух очень хорошо настроен на то, что человек говорит».

Новые ошибки по Фрейду

Мне интересно, что произойдет с нашим обществом вследствие того, что называют «вертикальным прогрессом» – этот термин из книги «Волны гасят ветер» братьев Стругацких (АСТ, 2007) подразумевает выход человека за грани своей биологической природы. Совершенно очевидно, что сегодня идет соединение человека с компьютером. И не совсем понятно, как долго будет существовать привычная нам форма сознания: компьютеры уже сегодня демонстрируют некоторые зачатки искусственного интеллекта. Вероятно, довольно скоро произойдут принципиальные изменения и внутри челове-ческого сознания. Попробуйте представить себе человека, напрямую подключенного к базам данных… Общество под влиянием прогресса науки и техники явно станет другим. Каким – мы этого пока не знаем. Но мысль о том, что человечество никогда не изменится, думаю, потерпит крах в ближайшем будущем. Очень интересно, какие именно чувства в нас останутся. Способен ли компьютер испытывать жажду знаний? Наверняка! Жадность? Зависит от того, как его сконструируют. Может ли искусственный разум испытывать любовь к противоположному полу? Чушь! Он наверняка может испытывать «чувства», связанные с расширением чего-то своего, будь то информация или, к примеру, материальные ценности. А вот чувства, связанные с сопереживанием другому, – вряд ли. В одном я уверена: единственное страстное чувство, которое характеризует человека, в отличие от животного, – это страсть к познанию, а не страсть к спариванию. Полагаю, что искусственный разум (если мы его построим) будет обладать нашей страстью к познанию, иначе это будет уже не разум. Означает ли это шаг вперед?»

Ревность к прошлому партнера

«Я тяжело схожусь с людьми и предпочитаю долго не рвать отношений. Но никогда не пытаюсь как-то «исправить» другого человека. Как правило, нам что-то нравится в другом, а что-то не нравится. Но все это так тесно переплетено! Если менять то, что не нравится, обязательно что-то случится и в той части, которая нравится. Моя позиция такова: что человек хочет, то он и рассказывает про свое прошлое. Если он не хочет о чем-то говорить, стоит его уважить. Конечно, если он вообще молчит как рыба, то, простите, мне станет неинтересно: я хочу его послушать. Не затем, чтобы выведать его подноготную, а потому что он мне интересен. Рассказывать или нет о своем прошлом – для меня это выбор другого. Зачем навязывать ему свой? Интересен прежде всего он – такой, какой есть. А не красный, зелененький или синенький. Не надо его перекрашивать – это, пожалуй, главное».

Сделать выбор: почему это так трудно

Я думаю, правильного в полном смысле слова выбора не бывает. То есть правильных выборов всегда несколько. Главное же для нас – не сделать неправильный выбор. К примеру, если бы я стала заниматься физикой, вряд ли бы я сделала неправильный жизненный выбор – это было бы страшно интересно. А вот если бы я занималась проституцией, это был бы неправильный выбор. Если одолевают сомнения, даже монетку подкинуть «орлом» или «решкой» – при нехватке других критериев – не так уж и глупо: согласно классической теории игр, в отсутствие информации наилучший способ принятия решения – это случайный выбор. Как выбирать партнера для жизни? Так же как и жизненный путь – свободно. Или преодолевая то, что делает нас несвободными. Но даже если мы сделали неудачный выбор, не стоит из-за этого расстраиваться – лучше думать, что делать дальше. Есть правило, о котором мне как-то рассказали летчики: если в самолете произошло ЧП, то главное – не переживать, почему оно произошло, а посадить самолет».

Шаг по дороге, ведущей к себе

«Я росла в писательской семье, и моим любимым детским развлечением было «писать книжку», то есть выводить на обложке: «собрание сочинений», а внутри – «оглавление» и «список опечаток». Все, чем я занималась в дальнейшем, было, как ни странно, отрицанием этой детской мечты. Я вернулась к ней достаточно поздно, когда поняла, что, во-первых, мне хочется писать, а во-вторых, писать не про себя, а про то, как устроен мир. С тех пор литература – самое главное для меня занятие. Журналистика и даже жизнь – это черновик. Когда я понимаю, что пишу хорошо, то получаю огромное удовольствие. Но когда книжка написана, она как-то отмирает, и я уже думаю о будущем.

Я уверена, что человек всегда может сделать что-то еще лучше, чем он делает. Более того, если ты совершил что-то хорошее и остановился на этом, успокоился, то ты неизбежно деградируешь – морально и физически. Могу честно сказать, что я до сих пор окончательно себя не нашла. Все, что я делаю, – делаю для того, чтобы доказать себе, что я что-то могу. В этом смысле у меня есть большой комплекс неудовлетворенности, который, кстати, очень положительно на меня влияет, потому что мне всегда надо себе что-то доказывать. Встреча с самим собой, как мне кажется, происходит только в момент встречи с Богом, то есть в день твоей смерти. А все остальное время человек должен искать себя и свою судьбу, собирать себя в процессе жизни по кусочкам, как паззл. В конце дороги он соберется целиком – вот тогда-то и будет самое интересное. Книжки, которые я пишу, – это лишь кусочки будущего паззла».

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • 100zakladok
  • Add to favorites
  • Baay!
  • BarraPunto
  • Haohao
  • IndianPad
  • Internetmedia
  • Print
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • Ping.fm
  • Blogosphere News
  • LinkedIn
  • RSS
  • Tumblr
  • Live
  • Webnews.de