Во всей многочисленной литературе, — от художественной до специальной по философии, религии, эзотерике, психологии и т.п. — очень много пишется о том, что человек ДОЛЖЕН себя совершенствовать и развивать.  Заинтересованные в развитии человека и человечества авторы предлагают огромное количество советов и методов, ЧТО следует для этого делать. Приводятся примеры жизнеописания «совершенных» исторических личностей. Предлагаются различные психотехники и упражнения, которые следует выполнять, чтобы развивать мышление, сенситивность, физическое и духовное здоровье. Дается все, чтобы помочь читателю стать… э-э-э … в общем, НОРМАЛЬНЫМ человеком… Акцентирую это понятие — «нормальным», — потому что в подобной литературе основное внимание уделяется критике существующих несовершенных, неправильных, пагубных, т.е. по всей видимости, «ненормальных» человеческих качеств, каковые читателю и следует в себе обнаружить и исправлять, развивать и усовершенствовать.

А вот КАКИМ человеку нужно стать в результате всех предлагаемых методик и практик, – ответ на этот вопрос оказалось найти не так-то просто. В процессе поиска выяснилось, что авторы, в основном, предпочитают писать отом, что, по их мнению, ненормально и неправильно, а также о том, как это лечить. Почему бы это?
Но все же, немного там, немного здесь… И вот, представляю некоторую
версию того, каким должен быть (или когда-нибудь, наконец, будет)
«нормальный» человек.

Вначале предложу небольшое описание, которое удалось найти на интересующую меня тему в толстенной книге Рона Хаббарда «Дианетика». Здесь «нормального» человека Хаббард называет «клир», что в переводе с
английского — «чистый», т.е. человек с «очищенным» дианетической практикой мышлением (сознанием). Видимо, когда предлагаемый автором курс одитинга будет успешно завершен, другие люди смогут сказать о таком человеке следующее:

— «Он уверен в своих отношениях к людям и к миру.
Он действует на основе состояния, при котором человек может по собственному выбору контролировать окружающую среду или быть ею контролируемым.
Его поведение учитывает получение максимальной пользы для себя самого, для детей, для группы, для человечества и вселенной.
Все его умственные способности и воображение всегда в его распоряжении.
Он способен использовать и контролировать опыт и информацию из любого периода своей жизни.
Он обладает высокой обучаемостью.
Его активность, упорство и настойчивость выше той «нормы», которая существует на настоящий момент.
У него высокие моральные и этические стандарты.
Он использует лучшие образцы культуры для своей пользы и удовольствия.
У него огромная способность достигать удовольствий и испытывать их.
Он не нуждается в поддержке для того, чтобы посмотреть в глаза неизвестному в своей жизни.
Он может осмелиться обратиться к миру, который находится внутри него и повернуться спиной к внешнему миру.
Он может собирать и разбирать цепочки процессов в своем уме по собственному желанию.
Он может выбрать любое поведение, который он себе представляет или видит по собственному желанию.
У него отсутствует чувство превосходства.
Он здоров физически».

На мой взгляд, превосходное описание! Более того, международная сеть центров дианетики и сайентологии, созданные Р.Хаббардом, по праву могут «похвастаться» перед обществом отзывами выпускников, как своими
образовательными заслугами.
У меня нет намерений рекламировать именно этот метод, но все же если, к примеру, в соответствии с ним поставить образовательные цели для всех обычных учебных учреждений человечества, а также на его основе построитьсистему выбора государственных деятелей, то в социуме стало бы намного меньше претензий друг к другу. Ну, хотя бы экстремальных претензий, которые мы патетически называем «экстремизмом», «терроризмом» и «алкоголизмом».

Еще более развернутое описание «нормальности» представлено в книгах Карлоса Кастанеды, которое помогает глубже прояснить, на основании чего хаббардовский «клир» способен действовать «на основе состояния, при котором может по собственному выбору контролировать окружающую среду или быть ею контролируемым». Или, почему он не нуждается в никакой поддержке, чтобы смотреть в глаза неизвестному в своей жизни.

А все это потому, что:

«Он знает о бесцельности жизни.
Он понимает, что он никуда не идет и не знает куда идти.
Поэтому он текуч и изменяется в гармонии с окружающим миром, будь то мир разума или мир воли, воспринимая события по мере их приближения по времени.
Он знает, что ничто не может быть более или менее серьезным.
Он рассматривает все вещи мира, как равные между собой.
И потому позволяет всем вещам во вселенной развиваться по своим собственным законам, не привязываясь к ним волной интереса.
Он понимает, что мир — является чувством.
Он понимает, что мир является миром потому, что он знает делание, из-за которого он стал таким.
И все же он недостижим для этого самого мира. Он пользуется своим миром бережно и с нежностью, будь то мир вещей, растений, животных, людей или силы. Он касается его слегка, остается там столько, сколько ему нужно и уходит, не оставляя следов.
Его самоконтроль исключителен.

Ему нет дела до истинности или ложности вещей мира. Он действует в обоих случаях: если о вещах известно, что они истинны, он действует для того, чтобы делать делание; если же о вещах известно, что они ложны, то он будет действовать, чтобы делать не-делание. (В качестве сравнения, приведу описание «обычного человека», для которого само собой разумеется, т.е. есть «есть дело до того» — истинны или ложны вещи мира. Он особым образом обращается с вещами, о которых знает, что они «истинны» и совсем по-другому с вещами, которые знает как «ложные»: если о вещах сказано, что они истинны, то он действует и верит, в то, что делает; если о вещах сказано, что они ложны, он либо не предпринимает никаких действий, либо не верит в то, что делает).
Он не верит ни во что, он знает, что должен верить во что-либо, потому что без этой веры он не имеет ничего.

Он верит, не веря. Когда выясняется, что мир — это ни то и ни другое, то он продолжает действовать так, как если бы верил, что это так.
Во всех случаях, когда он должен связать себя с верой, он делает это по собственному выбору, как выражение своего собственного внутреннего предрасположения. Он анализирует, учитывает все возможности, а затем выбирает ту из них, которая соответствует его внутреннему предрасположению.
Долг верить, что мир таинственен и непостижим, есть выражение его самого глубокого предрасположения, без которого он не имеет ничего.
Он не допускает мелочности в своем жизненном выборе.
Все его планы — жизненно важные.
Он раз и навсегда выяснил для себя, чего он хочет в жизни и, тем самым, поддерживает свою решимость достигнуть этого.
Он отмеряет каждый свой поступок, и совершает его взвешенно, как если бы каждый поступок был его последней битвой. Он действует с полным знанием, что у него нет времени, поэтому его действия имеют силу и чувство. Поэтому его последний поступок на земле должен быть его лучшим поступком.

Он осознает постоянное присутствие смерти. Смерть — его главный советчик: когда он чувствует, что что-то идет не так, он поворачивается к своей смерти и спрашивает ее — так ли это? Тогда она скажет, что в
действительности ничто, кроме ее прикосновения не имеет значения.
Он знает, что нет такой силы, которая могла бы ему гарантировать, что он проживет еще одну минуту.
Он чувствует себя как бы уже мертвым, поэтому он не цепляется ни за что.
Он ни на что не надеется, благодаря чему достигает бесстрашия.
Он принимает все в мире как личный вызов (в отличие от «обычного человека», который принимает все как благословение или проклятие).
Любой труд он воспринимает как вызов. Вызов означает ситуацию «нет выхода, только вперед».
Величайшим вызовом из всех является его ставка на силу.
Смерть для него — также вызов.

Когда он решает что-либо делать, он идет до конца, вне зависимости от того, что именно он делает, без сомнений и сожалений.
Он выполняет свои решения так тщательно, что ничто, случившееся в результате его действий не может его удивить, и уж тем более истощить его силы.
Он делает все зависящее от него и даже большее, чтобы воплотить в жизнь свое стремление.
Он строит свою жизнь на мысли о том, что поставленные перед ним задачи – выполнимы («обычный человек», например, может строить свою жизнь на мысли о том, что поставленные перед ним задачи — невыполнимы и непосильны для него, а поэтому он, прежде всего, нуждается в снисхождении).
Он знает, что все пути одинаковы и все они ведут в никуда.
Его решение остаться на пути или бросить его свободно от страха или амбиций.
Если он чувствует, что ему не следует идти по этому пути, то он не останется на нем ни при каких обстоятельствах.
Он знает, что на самом деле существует только один путь, который он называет глубинным пониманием – «романом между человеком и знанием». Для него этот путь является движущей силой в познании, исследованиях, удивительных открытиях.
Его личные цели — лишь частный элемент его пути.
Если он вовлекается во что-то, то он осознает, что он делает.
Он знает, что его личный путь — это всего лишь один из миллионов возможных путей.
Он выбирает путь с сердцем — такой путь, с которым он составляет одно целое, который делает его путешествие радостным, все время, что он идет по нему.

Никто не может заставить его поступать против самого себя или против того, что он считает лучшим. Его жизнь основывается на любви, преданности и посвящении тому, что он любит и к чему он предрасположен.
Он всегда весел, потому что его любовь неизменна (тогда как жизнь «обычного человека» может быть холодной, одинокой и лишенной чувств или наполнена ненавистью к земле и живым существам).
Он способен любить спокойно, без оглядки, ничего не желая взамен, «за одну мочу», за пределами смерти.
Он никогда не сердится и не раздражается на то, что делают другие люди ему или вообще.
Он не верит в важность любых поступков других людей и не тащит на себе бремя человеческой озабоченности.
Он знает, что каждому человеку требуется время для понимания себя и своей судьбы.
Он знает, что человек не рождается разумным. Каждый делает себя таковым.

Для него не важно, любят его или ненавидят (тогда как «обычный человек» ищет признания в глазах окружающих, называя это уверенностью в себе).
Он свободен от мыслей других людей
Он не тревожится — есть ли у него компания или нет. В гуще толпы он способен на внутреннюю тишину и публичное одиночество.
Он знает, что никто никому ничего не делает, а менее всего — ему.
Он показывает людям только то, что считает нужным им показать.
Он ни перед кем не опускает голову, но в то же время он никому не позволит опускать голову перед ним (в отличие от «обычного человека, который падает на колени перед тем, кого считает выше себя, но тут же
требует, чтобы те, кто ниже него, падали на колени перед ним).

Он знает, что в его жизни нет места для жалости к себе.
Он рассчитывает только на себя.
Он принимает свою судьбу в абсолютном смирении.

Вот так..

Далее могут возникать вопросы «как этого достичь?», что естественно после понимания целей. Но меня сейчас интересует несколько другой, — социальный ракурс: кто из нас может утверждать нечто подобное, например, о своем друге? О своем отце? О какой-либо знакомой группе людей? О некоей общественной знаменитости?

Кроме того, Кастанеда ещё дал некоторое описание «магов», которых он определил, как людей, могущих сознательно творить свою реальность. Эту «магическую» способность, по правде говоря, изначально присущую каждому человеческому разуму, очевидно, также можно отнести к разряду нормы:

«Люди, которые сами творят свою реальность, развили разум до его пределов, поверив для этого, что только при полном понимании интеллект может включить в себя принципы сознательного творчества без потерь со
стороны его уравновешенности и целостности.
Мир людей, которые сами творят свою реальность — обманчивый мир. Недостаточно понять его интуитивно. Его нужно также усвоить интеллектуально.

Люди, которые творят свою реальность, не только осознают различные реальности, но и используют осознание этого как практическое знание.
Они знают — не только интеллектуально, но и практически, — что реальность, или мир, как его знают человеческие существа, заключается во взятом у каждого из людей согласии в том, каков этот мир. Согласие
может быть разрушено, так как это всего лишь социальное явление, т.е. принятое только в человеческом сообществе. И как только оно будет разрушено, весь мир рухнет вместе с ним.
Человеческое сообщество ограничивает восприятие отдельного человека в пределах его пригодности вести человека через путаницу переживаний в повседневной жизни. Правила, принятые в человеческом сообществе ставят рамки способностям восприятия каждому отдельному человеку, определяют, что ему воспринимать.
Восприятие же человека, который сам создает свою реальность, действует за пределами согласованных рамок. Он разрушает рамки социально определенного восприятия, и чтобы понять это, надо начать с практики концентрации внимания, основное правило которой можно выразить примерно так: «Всю свою энергию ты направляешь на достижение одной цели. Все твои интересы и усилия сосредоточены на завершении работы. В этот момент ничто другое не имеет для тебя значение».

Люди, которые сами творят свою реальность, должны разбираться и в повседневном мире и в мире сознательного творчества. Для достижения этого они должны быть высокообразованными и опытными, как умственно, так и физически. Однако, они ничего не делают для того, чтобы произвести на кого-то впечатление или просто дать выход своей творческой силе. Все их поступки имеют свою цель и причину.
То, о чем человек думает о себе, как об индивидуальности, на самом деле только идея и весь объем его энергии расходуется в зависимости от этой идеи. Достичь состояния отрешенности, когда личность — только идея, которую можно изменить по желанию, — вот действительно творческое действие, самое трудное из всех.

Людям, которые творят свою реальность, требуется непревзойденная сила, чтобы манипулировать этим миром. Для них все в этом мире — безличная энергия. Они не заинтересованы обращать кого-либо на свои пути. Среди них нет гуру или мудрецов — только знающие. Они лидеры не потому, что они знают больше, но просто потому, что у них больше энергии.
Внешне — это мирские люди, но без частицы мирских интересов. На подсознательном уровне это противоречие оказывает на «обычных» людей потрясающий эффект. Умы людей, находящихся вокруг такого человека, не в состоянии понять, что на них воздействуют, но они чувствуют это влияние своим телом как странное беспокойство, как толчок к раскрепощению, или как чувство неадекватности, как будто что-то трансцендентальное существует где-то, но они не могут понять где.

Люди, которые творят свою реальность, не могут найти утешение в симпатиях людей или в жалости к самим себе. Поддержка, в которой может нуждаться такой человек — это энергия «изнутри», а не человеческие
чувства и действия.
Человек, который сам творит свою реальность, использует все свое воображение, а что касается его действий, — то он, в отличие от обычных людей не ищет одобрения, уважения, похвалы или признания от кого бы то ни было, включая своих товарищей, — тех, кто тоже создают свою реальность. Для него мир всегда совершенно новый.

В мире людей, которые сами творят свою реальность, нет никаких гарантий.
Процесс сохранения и накопления энергии может занять очень много времени, и можно никогда не добиться успеха. Очищение должно прийти изнутри, и это частная и одинокая битва.
Поэтому в глазах людей, знающих это, больше не отражается «нормальная человеческая природа», выражающаяся в повторяемости, — перед ними простирается бесконечность».

Не уверена, что после описания подобных личных целей, которые каждый из нас может поставить в процессе самосовершенствования, потребуются еще какие-то комментарии. Но, думаю, что очень интересно было бы знать о наших политических и общественных лидерах, что они — хоть и мирские люди, но всё же без частицы мирских интересов. Или, к примеру, заниматься своими любимыми делами в окружении людей, обладающих такими качествами. Словом, жить среди нормальных.

Также нужно заметить, что все эти «нормы» мышления и отношений с миром проповедуются всеми мировыми религиозными учениями. Возможно, их несколько затруднительно обнаружить в текстах древних литературных источников, потому что для понимания требуется некоторая подготовка в таких науках, как философия, история религии, символизм, духовная практика и т.п.

Но какова цель любого интеллектуального образования, в конечном итоге?
Целью всегда ставится идеал человека, т.е. его «норма» в отношении его индивидуального сознания и общественных взаимодействий.

..И всё-таки похоже, что наше «ненормальное» человечество постепенно, а кое-где стремительно, меняется в направлении той самой желанной нормы.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • 100zakladok
  • Add to favorites
  • Baay!
  • BarraPunto
  • Haohao
  • IndianPad
  • Internetmedia
  • Print
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • Ping.fm
  • Blogosphere News
  • LinkedIn
  • RSS
  • Tumblr
  • Live
  • Webnews.de