Институт стратегического анализа нарративных систем (ИСАНС)
L’institut de l’analyse strategique des systemes narratifs (IASSN)
Інститут стратегічного аналізу наративних систем (ІСАНС)

Институт стратегического анализа нарративных систем (ИСАНС) является некомерческим общественным научно-исследовательским просветительским структурным подразделением Ивано-Франковского областного Благотворительного Фонда «Меценат» (Свидетельство о регистрации # 133 от 17 мая 2005 г. в Ивано-Франковском обласном управлении юстиции).
http://narratio.primordial.org.ua  http://vkontakte.ru/club7548755

Директор — кандидат философских наук, писатель и культуролог Олег Борисович Гуцуляк.

ИСАНС входит в Консалтинговую Формацию «Примордиал-альянс».

В самом общем плане предметом научных исследований в ИСАНС является целостный подход к истории мировой культуры во всех её проявлениях — от архаики до «высоких» цивилизаций Европы и Азии, включая изучение современных процессов (от «низовых» городских традиций до изысков постмодернизма, при этом понятие культуры трактуется очень широко), а также методология культурологического (в широком смысле слова) анализа. С этой проблематикой — с общими вопросами философии и методологии гуманитарного знания — так или иначе связана работа большинства сотрудников института.

Исследовательские приоритеты: премордиализм, метафизика, философская антропология и интерпретация культуры, творчество философов новой волны традиционализма, проблемы древних цивилизаций Старого и Нового Мира, биоэтносоциогенез, историософия, мировоззрение, метаполитика, геополитика, конспирология, экзегетика, герменевтика, этимология, генетическая лингвистика и этнонимия, психоанализ и аналитическая психология, мифологемы и идеологические системы прошлого и нынешнего, феномен литературы жанра фэнтези, субкультуры, девиантное искусство, актуальный литературный процесс, музыка и т.д.

Рабочие языки: русский, украинский, болгарский, французский, иврит. 

Институт продолжает традицию европейских «институтов дополнительного профессионального образования» (где представлены исключительно социальные и гуманитарные науки), в которые принимаются люди с высшим образованием, обладатели интеллектуальной компетентности, и целью этих институтов является накапливание критической массы выпускников (которые как ученые формируются и в даном институте, а не только на кафедрах огромных факультетов и университетов «гумбольдтовского типа») и исполнение функций своеобразной зоны обмена знаниями.

Например, таким учреждением стала в послевоенной Франции финансируемая Фондами Рокфеллера и Форда Высшая школа социальных наук (Ecole des hautes etudes en scienes sociales — EHESS; вначале — секция социологических наук Высшей практической школы), среди сотрудников которого можно обнаружить немало имен, которые впоследствии приобрели мировую известность (Ф. Бродель, Ж. Гурвич, А. Койре, Л. Леви-Брюль, Г. Ле Бра, К. Леви-Строс, Л. Февр, Ж. Фридман, Р. Барт, Ж.-П. Вернан, П. Видаль-Наке, П. Бурдьё, Ж. Деррида). Аналогичными концептуальными организациями являются Дом наук о человеке (Maison des sciences de l’Homme — MSH), международная сеть филиалов Университета «Новый Акрополь», «Thule-Seminar», а в постсоветской России — Новый университет «Арктогея», Академия Тринитаризма, Европейский университет, Школа «Языки русской культуры», Московская высшая школа социальных и экономических наук (Российско-британский поствузовский университет) и т.д.

Их ориентация на практическое освоение знаний, а не на лекционные курсы (сведенные к минимуму), облегченная система экзаменов, допуск к занятиям без ограничений гражданства и возраста, карьерная открытость для целого ряда обладателей периферийных позиций составляет противоположность университету «гумбольдтовского типа» с его отвлеченной программой, жесткой многоуровневой экзаменационной системой, карьерой бюрократического типа и тенденцией к «торговле дипломами», а не знаниями. Также существующие в украинском культурном пространстве Украинский свободный университет (Український вільний університет) в Мюнхене и ряд других, однако, тяготеют к «университетской тенденции», избрав за образец французскую Свободную Высшую Школу (Ecole libre des hautes etudes) в Нью-Йорке. При этом в США особенно активно в сфере высшего образования и науки движение «За критическое мышление», нацеленное на устранение недостатков традиционной парадигмы образования за счет введения курсов, развивающих саморефлексивный компонент мышления.

Иными словами, ИСАНС является элементом новой научно-образовательной парадигмы, которая противопоставляется традиционной — информативной. Новую парадигму именуют по-разному — «рефлексивная», «исследовательская», «активистская», «проблемно-центристская», «критическое мышление» и т.п. Суть её состоит в смещении основного акцента с усвоения объема информации на «раскрутку мозгов». Образно говоря, новая парадигма советует, отправляясь в путешествие, не набивать рюкзак только готовым знанием, а захватить с собой мыслительные орудия, позволяющие ориентироваться в любом месте при решении любых задач. Но, по существу, ИСАНС реабелитирует и возвращает тип учёного, который в Германии принято называть Gelehrter — университетски образованного и мыслящего широкими категориями, противоположного типу «делового ученого» (когда научные разработки сосредотачиваются вокруг конкретных, чаще прикладных проблем, а учёные не столько преподают, сколько работают над проектами разнго рода, встечаются между собой на конференциях, а не на собственно университетских мероприятиях, а престиж учёного зависит от того, сколько он имеет грантов, а не от блеска и глубины его лекций).

Кроме того, ИСАНС ставит перед собой задачу формирования личности-интеллектуала. Интеллектуал — это тот, кто отвечает за плоды своей умственной деятельности, а интеллигент — тот, кто не отвечает. Мол, мы тут подумали, что-то решили, но мы за это не отвечаем. Мы выступаем против профанирования знания и статуса интеллектуала в обществе. В этом смысле трудно не согласиться с К. Ясперсом, который писал: «Подлинная наука является аристократическим занятием тех, кто сам посвящает себя этому. Исконное желание знать, которое единственно предотвратило бы кризис науки, — свойство отдельного человека и осуществляется им на свой страх и риск. Теперь, правда, считается невероятным, если человек посвящает свою жизнь научному исследованию. Но это никогда и не было делом толпы. К науке причастен лишь тот, даже если он применяет ее как профессию на практике, кто по своей внутренней направленности является исследователем. Кризис науки — это кризис людей, который охватил их, когда они утратили подлинность желания узнать» (К. Ясперс. Смысл и назначение истории. М., 1992, с. 372). Формировать интеллектуала профессор А.В. Чичерин предлагал следующим образом: чем меньше студент-гуманитарий будет читать учебники и учебные пособия и чем больше — доступные ему исследования, тем высшей будет наша гуманитарная культура (Чичерин А.В. Идеи и стиль. О природе поэтического слова / 2-е изд., доп. — М., 1968. — С.4).

 

Естественно, сама эволюция университетских структур и участие университетских преподавателей в функционировании ИСАНС сглаживает острое противостояние между «консерватизмом» и «альтернативой», а эфект выравнивания затронет и сам ИСАНС, где сформируется внутреннее членение и иерархия, отчасти воспроизводящие общие с университетским миром модели (старшие и младшие, «мыслители» и «исполнители»). Естественно, что внутри ИСАНС, но также и помимо его, будет продолжаться деятельность различных научных и культурных ассоциаций, будут создаваться новые журналы и институции. Но ИСАНС должен стать образцом при создании государством новых культурных инстанций (институты, «места встреч», резиденции интеллектуалов и людей искусства и литературы). Также институциональная модель ИСАНС является лучше приспособленной к неблагоприятной экономической и политической коньюктуре, нежели крупные академические комплексы на полном государственном обеспечении. В текущей жизненной ситуации сохраняется риск победы «консервативных» фракций академической и государственной администрации, которые готовы устранять междисциплинарные исследовательские институции в пользу «насущных нужд» образования, то есть вернуться к существенно более консервативной модели единого университета. Однако им противостоит мобилизованное большинство исследователей, для которых установка на работу вне дисциплинарных границ — уже не героическая надежда, а элемент здравого смысла, реализованный в собственных текстах, а также собственное рабочее место в рамках научной институции.

В любом трудном деле не обойтись без гипотез. В силу этого, институт будет вести работу по научному осмыслению гипотез, как имеющих фактологическую и логическую основу, так и откровенно фантомных и политически конъюнктурных. Мы исходим из того, что ошибка стимулирует поиск правды. Мы предоставляем желающим нашу интернет-площадку для презентации своих концепций и проведения дискуссии.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • 100zakladok
  • Add to favorites
  • Baay!
  • BarraPunto
  • Haohao
  • IndianPad
  • Internetmedia
  • Print
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • Ping.fm
  • Blogosphere News
  • LinkedIn
  • RSS
  • Tumblr
  • Live
  • Webnews.de