Иллюзорный мир

Все началось в 1982 году. Вернее, все началось значительно раньше, но поворотным моментом в истории открытия феномена голографичности вселенной стал именно 1982 год, когда исследовательская группа под руководством физика Алана Аспекта из парижского университета поставила эксперимент, который вполне может претендовать на звание самого значительного в ХХ веке. Аспект и его группа обнаружили, что при определенных условиях элементарные частицы, например, электроны, способны мгновенно сообщаться друг с другом независимо от расстояния между ними. И не имеет значения, находятся они на расстоянии 10 футов или 10 световых лет друг от друга. Опыт Аспекта доказал, что каким-то образом каждая частица всегда знает, что делает другая. Догадки, высказываемые ранее многими учеными, были наконец-то подтверждены официально. Но одновременно с этим рушилась так тщательно создаваемая наукой картина мира: опровергалось учение Эйнштейна о том, что сообщение между объектами не может быть проходить быстрее скорости света. Существование сверхсветовых скоростей допускало возможность преодоления временного барьера. Реальность, которую до того считали объективной, рассыпалась под доводами множества научных фактов.

Физик Лондонского университета Дэвид Бом, который и раньше занимался вопросами устройства мироздания, после опубликования результатов исследований Аспекта выступил с заявлениями, что объективной реальности вообще не существует как таковой. Несмотря на свою кажущуюся целостность и плотность, весь наш мир, по сути, является лишь иллюзией, удивительным образом созданной специальной голограммой – трехмерной картинкой, построенной при помощи лазера. Совсем как в «Звездных войнах», только в масштабе Вселенной.

Под разным углом зрения

Представьте себе аквариум с рыбой. Представьте также, что вы не видите аквариум непосредственно, а видите его изображение через две телевизионные камеры, одна из которых направлена на переднюю часть, а другая – на боковую часть аквариума. Глядя на два экрана, вам может показаться, что рыбы на каждом из экранов – это отдельные объекты. К тому же, поскольку камеры расположены под разными углами, изображения будут несколько отличаться друг от друга. Однако, продолжая наблюдение, вы вдруг обнаруживаете, что между ними существует определенная взаимосвязь. Когда одна из рыб поворачивается, другая также делает поворот, немного другой, но в то же время синхронно первой; когда одну рыбу вы видите в анфас, другую — всегда в профиль и т.д. Если вы не знакомы с общей ситуацией, вы можете ошибочно заключить, что рыбы мгновенно координируют свои движения, однако это не так.

По утверждению Бома, именно это происходит между элементарными частицами в эксперименте Аспекта. Согласно Бому, явное взаимодействие между частицами на сверхсветовой скорости говорит нам о существовании скрытого от нас, более глубокого, более многомерного уровня реальности. Он добавляет также, что мы видим объекты, например, элементарные частицы, разделенными потому, что видим лишь часть действительности. Эти частицы – не отдельные «части», а грани более глубокого единства, которое в конечном итоге голографично и невидимо, подобно объекту, снятому на голограмме. И поскольку все в физической реальности содержится в этом «фантоме», вселенная сама является проекцией, голограммой.

В дополнение к своей «фантомности», такая вселенная обладает и другими поразительными свойствами. Если разделение частиц — это иллюзия, значит, на более глубоком уровне все предметы в мире бесконечно взаимосвязаны. Электроны в атомах углерода в нашем мозгу связаны с электронами  каждого лосося, который плывет, каждого сердца, которое бьется, и каждой звезды, которая сияет в небе. Все взаимопроникает во все, и хотя человеческой натуре свойственно классифицировать, разделять, раскладывать по полочкам все явления природы, все разделения искусственны, а вся природа является единой и неразрывной паутиной. В голографической вселенной даже время и пространство не могут больше рассматриваться как непреложная основа. Поскольку такая характеристика, как, например, положение, теряет смысл во вселенной, где ничто не отделено друг от друга. Время и трехмерное пространство, подобно образам рыб на экранах, также являются проекциями этого более глубокого порядка вещей.

Лабиринты памяти

Бом не единственный, кто нашел подтверждение голографической концепции мироздания. Нейрофизиолог из Стэндфорда, Карл Прайбрэм занимался тем, что исследовал механизмы человеческой памяти. Совершенно неожиданно в нейрофизиологии – области, так далекой от квантовой физики, он получил результаты, подтверждающие теорию Бома. Прайбрэм доказал сначала голографическую природу человеческого мозга, а затем подтвердил гипотезу Бома о голографической вселенной.

Первой загадкой, с которой в начале 1940-х годов столкнулся Прайбрэм на пути формулирования голографической модели, была природа памяти – в частности, ее местонахождение. Тогда господствовало мнение, что хранилище памяти – головной мозг. Например, считалось, что память о том, когда вы в последний раз видели свою бабушку или нюхали цветы в саду, запечатлена в определенных клетках мозга. Такие следы памяти получили наименование энграмы, и хотя никто не мог толком сказать, что они такое – нейроны или, возможно, молекулы особого рода, – большинство ученых было уверено, что со временем эти самые энграмы непременно обнаружат.

Вначале молодой нейрохирург Прайбрэм принимал на веру теорию энграм. Но затем произошло нечто, в корне изменившее его взгляды. В 1946 г. он начал работать с нейропсихологом Карлом Лэшли из Йеркешской лаборатории высших приматов в Ориндж-Парк, штат Флорида. Лэшли занимался тем, что обучал крыс выполнять серию задач – например, выискивать наперегонки кратчайший путь в лабиринте. Затем он удалял различные участки мозга крыс и заново подвергал их испытанию. Его целью было локализовать и удалить тот участок мозга, в котором хранилась память о способности бежать по лабиринту. К своему удивлению он обнаружил, что вне зависимости от того, какие участки мозга были удалены, память в целом нельзя было устранить. Обычно лишь была нарушена моторика крыс, так что они едва ковыляли по лабиринту, но даже при удалении значительной части мозга их память оставалась нетронутой.

Для Прайбрэма это были исключительно важные открытия. Если бы память хранилась в определенных участках мозга, подобно тому, как книги располагаются в определенных местах на полках, то почему хирургическое вмешательство не влияло на память? В понимании Прайбрэма единственным ответом могло быть то, что конкретная память не локализуется в определенных участках мозга, а каким-то образом распределена по всему мозгу, как единое целое. Проблема состояла в том, что Прайбрэм не знал, какой механизм или процесс может дать удовлетворительное обоснование этой гипотезе.

В Йейльском университете Прайбрэм продолжал обдумывать свою гипотезу о том, что память, судя по всему, распределена в мозговой ткани, и чем больше он думал, тем более гипотеза казалась убедительной. Все пациенты, у которых мозг был частично удален по медицинским показаниям, никогда не жаловались на потерю конкретной памяти. Удаление значительной части мозга может привести к тому, что память пациента станет расплывчатой, но никто еще не терял после операции избирательную, так называемую селективную память. Например, люди, получившие травму головы в автомобильных катастрофах, всегда помнили всех членов своей семьи или прочитанный ранее роман. Даже удаление височных долей – той области мозга, которую Пенфилд подверг особенно пристальному изучению, – не приводило к каким-либо провалам в памяти пациента.

И вот в середине 1960-х годов Прайбрэм прочел в журнале «Scientific American» статью, где описывались первые опыты построения голограммы. Статья поразила его как гром среди бела дня. Открытие принципа голограммы не только было революционным само по себе: оно сулило решение той головоломки, с которой Прайбрэм столько лет безуспешно боролся. Он понял, что нашел объяснение того, над чем бились ученые в области исследования мозга: память закодирована не в нейронах или небольших скоплениях нейронов, а в характере нервных импульсов, распространяющихся по всему мозгу, точно так же как лазерная световая интерференция перекрещивается с общей площадью той части светочувствительной поверхности, на которой содержится голографический образ. Иными словами, Прайбрэм пришел к выводу, что наш мозг и есть голограмма.

Голографические феномены зрения

Подтверждением голографичности мозга является и открытие подобного же принципа работы зрения. Еще одно открытие Лэшли заключалось в том, что зрительные центры мозга обнаруживают удивительную сопротивляемость хирургическому вмешательству. Даже после удаления у крыс 90 % зрительного отдела коры головного мозга (часть мозга, которая принимает и обрабатывает видимое глазом) они были в состоянии выполнять задачи, требующие сложных зрительных операций.

Аналогичные исследования, проведенные Прайбрэмом, показали, что 98% оптических нервов у кошек могут быть удалены без серьезного нарушения их способности выполнять сложные зрительные задачи. Это можно сравнить с ситуацией, когда зрители в кинотеатре смотрят кинофильм на экране, 90% площади которого удалено.

Проведенные Прайбрэмом эксперименты подвергли сомнению и общепринятую концепцию зрительного восприятия, основанную на взаимно-однозначном соответствии между видимым образом и тем, как он представлен в мозгу. Другими словами, считалось, что, когда мы смотрим на квадрат, электрическая активность зрительной области коры головного мозга также принимает форму квадрата. Однако, работая  в Йельском университете, Прайбрэм поставил ряд экспериментов по выяснению этого вопроса и в течение семи лет тщательно измерял электрическую активность мозга у обезьян во время выполнения ими различных зрительных задач. Он не только не обнаружил взаимного соответствия между предметом и его изображением в мозгу, но даже не выявил никакой системы в активизации электродов.

Нечувствительность, которую, как оказалось, проявляет зрительная область мозга к хирургическому вмешательству, означала, что зрение, как и память, имеет распределенный характер. Ознакомившись с теорией голографии, Прайбрэм начал рассматривать ее как возможное объяснение работы мозга. Если мозг обрабатывает изображения с помощью некоторой внутренней голограммы, даже небольшая часть этой голограммы могла бы восстановить увиденную ранее целую картину. Эта теория также объясняла отсутствие взаимного соответствия между внешним миром и электрической активностью мозга. Действительно, если мозг использует голографический принцип для обработки зрительной информации, взаимное соответствие между изображением и электрической активностью должно быть не больше, чем соответствие между отвлеченной интерференционной картиной на фрагменте голографической пленки и самим закодированным на пленке изображением.

Вселенная – огромная голограмма

К 1970 году у Прайбрэма было накоплено достаточно доказательств, подтверждающих правоту его теории. Но еще следовало ответить на вопрос: если картина реальности в мозгу совсем не картина, а голограмма, то голограмма чего?

Представьте себе, что вы делаете снимок группы людей, сидящих за столом, а затем, проявив снимок, обнаруживаете, что вместо людей на нем только расплывчатые интерференционные картинки, расположенные вокруг стола. В обоих случаях уместно спросить: где же настоящая реальность – кажущийся объективный мир, воспринятый наблюдателем/фотографом, или пятно интерференционных картинок, записанное камерой/мозгом?

Прайбрэм понимал, что если его голографическую модель мозга довести до логического конца, откроется вероятность того, что объективный мир – мир кофейных чашек, горных пейзажей, деревьев и настольных ламп – вовсе не существует, или, по крайней мере, не существует в том виде, в котором мы его наблюдаем.

Если реальность нашего мира вторична и то, что мы имеем – всего лишь голографические неясные очертания частот, а мозг – это голограмма, выбирающая определенные частоты их этих очертаний и преобразующая их в ощущения, то куда же девается объективная реальность?

Все очень просто – она перестает существовать. Как утверждали с давних пор восточные верования, что материальный мир – это Майя, всего лишь иллюзия, и хотя мы можем считать себя физически существующими в физическом мире, – это тоже иллюзия. На самом деле мы – «приемники», плывущие по морю калейдоскопа частот, и то, что мы извлекаем из этого моря и превращаем в физическую реальность – не что иное, как один канал из множества, извлекаемых из суперголограммы.  Мы живем в матрице, кто-то еще сомневается в этом?

И тогда сразу становятся объяснимыми много численные паранормальные явления, отвергаемые до того официальной наукой. Во вселенной, в которой отдельный мозг есть фактически неделимая часть, «квант» большой голограммы и все бесконечно связано со всем, телепатия может быть просто достижением голографического уровня. Становится гораздо легче понять, как информация может доставляться от сознания «А» к сознанию «Б» на любое расстояние, и объяснить множество загадок психологии.

Фантомы прошлого

Принципом голографичности нашей вселенной можно объяснить и многочисленные появления призраков, зафиксированные практически по всему свету.

Существуют  данные, свидетельствующие о том, что привидения являются не столько результатом посещения земли несчастными духами, сколько просто случайными картинками, выплывшими из голографической записи прошлого. Есть свидетельства, в которых отмечается появление призрачных солдат, одетых в старинную индуистскую одежду, в Индии. На Гавайях такие призрачные сцены также хорошо известны, и в местных изданиях можно прочесть про опыт тех, кто видел призраков-воинов, облаченных в перья и марширующих с боевыми копьями и факелами. Видения призрачных армий, ведущих не менее призрачные войны, упоминаются в древних ассирийских текстах.

В 1907 году антрополог и богослов В.У. Эванс-Венц отправился в двухгодичное путешествие по Ирландии, Шотландии, Уэльсу, Корнуэлу и Бретани с целью взять интервью у людей, которые, по слухам, встречались с феями и другими сверхъестественными существами. Переходя от деревни к деревне и расспрашивая пожилых людей – приверженцев древних традиций, – Эванс-Венц обнаружил, что феи, обитавшие в узких долинах и на лунных полянках, не обязательно были миниатюрного размера. Некоторые были высокими и стройными и выглядели как вполне нормальные человеческие существа, которые разве что просвечивали насквозь, хоть и были облачены в старинное платье. Более того, эти «феи» часто появлялись вблизи археологических раскопок – могильных холмов, надгробий, разрушенных крепостей шестого века и т. д. – и участвовали в событиях, связанных с ушедшими временами. По словам свидетелей, феи выглядели как люди в охотничьих одеяниях эпохи Елизаветы; как призрачные процессии, марширующие из разрушенных замков и вновь в них исчезавшие; как странные звонари, звонившие в колокольчики перед развалинами церквей.

Одним из самых любимых занятий фей, по-видимому, было ведение войн. В книге «Феи в кельтских странах» Эванс-Венц приводит свидетельства десятков людей, утверждающих, что видели призрачные сражения на залитых лунным светом полянах, заполненных рыцарями в средневековых доспехах, или же на заброшенных болотах, усеянных солдатами в разноцветных мундирах. Иногда эти жуткие сражения проходили в полной тишине, иногда сопровождались оглушительным грохотом, причем, случалось, не было видно никакого сражения, хотя вся местность содрогалась от криков и звуков битвы.

Из всех этих рассказов Эванс-Венц сделал вывод, что, по крайней мере, некоторые из явлений, которые люди интерпретировали как встречу с феями, на самом деле были своего рода отражением событий, происшедших в прошлом. «Природа сама обладает памятью, – предположил он. – Существует трудно поддающийся определению психический элемент в атмосфере Земли, на который проецируются все человеческие действия и явления. При особом стечении неких исключительных обстоятельств даже самые обычные люди – отнюдь не провидцы – могут наблюдать ментальные записи Природы, наподобие картин, проецируемых на экран, – совсем как в кино»

В отношении того, почему встречи с феями становятся все реже, Эванс-Венц приводит замечание одного из опрошенных. Это был пожилой джентльмен по имени Джон Дэвис, живущий на острове Мэн. После описания видений у некоторых людей он заметил: «Перед тем как на остров пришло образование, феи являлись, можно сказать, почти каждому; сейчас лишь немногие могут их увидеть». Поскольку «образование», разумеется, включало в себя анафему всяким феям, сказанное Дэвидом заставляет предположить, что именно изменение отношения к вере вызвало массовую «слепоту» в отношении фей у манксов – аборигенов, населяющих остров. Под влиянием общественного сознания, мы всего лишь отключаем в себе способности видеть голограммы прошлого.

Голографическое будущее

Доступ в прошлое многим покажется фантастичным. Однако ученые, работающие над этой загадкой, утверждают, что из космической голограммы можно с успехом читать не только прошедшее, но и будущие события. Более того, это утверждение было убедительно продемонстрировано многими исследованиями.

В 1930-х годах Луиза Райн обнаружила, что карты, вытаскиваемые наобум из колоды, угадывались некоторыми с точностью, которая превышала предписанную теорией вероятности в отношении три миллиона к одному.

В 1970-х годах Хельмут Шмидт, физик, работающий в компании «Боинг Эйркрафт» в г. Сиэтл (штат Вашингтон), изобрел прибор, который позволял ему тестировать людей, могущих предсказывать случайные внутриатомные процессы. В серии экспериментов с тремя добровольцами, проведя более 60 тысяч проб, он получил результаты угадывания, превосходившие теорию вероятности в миллиард раз.

Еще более поразительными были результаты в так называемых «экспериментах со стульями» – известной серии экспериментов, предложенных Круазе. Сначала экспериментатор выбирал наугад кресло на плане зала кинотеатра или другого большого зала, где должно было состояться представление. Подходили только те залы, в которых места не резервировались. Затем, ничего не сообщая ни о местонахождении зала, ни о расположении стульев, ни о теме представления, экспериментатор просил голландского экстрасенса описать, кто будет сидеть на выбранном месте.

В течение двадцати пяти лет многочисленные исследователи в Европе и Америке подвергали Круазе тестированию в экспериментах со стульями и выяснили, что он почти всегда мог дать точное и детальное описание человека, который занимал кресло, включая его пол, черты лица, одежду, занятие и даже эпизоды из его прошлого.

Так, 6 января 1969 года во время исследований, которые проводил д-р Жюль Эйзенбуд, профессор психиатрии медицинского факультета Колорадского университета, Круазе сообщили, что кресло было выбрано для представления, которое должно состояться 23 января 1969 года. Круазе, находившийся в это время в г. Утрехт (Голландия), рассказал Эйзенбуду, что сидящий в кресле человек должен быть ростом пять футов девять дюймов, с черными волосами, зачесанными наверх, с золотым зубом в нижней челюсти, со шрамом на большом пальце ноги, что он работает в науке и промышленности, носит лабораторный халат, запачканный зеленоватым химреактивом. 23 января 1969 года человек, сидящий в кресле аудитории в Денвере (штат Колорадо), в точности подошел под описание Круазе, разве только ростом был выше на полдюйма.

Причем удивительно, что как Круазе, так и другие экстрасенсы видели не просто картинки из будущего, а полноценные трехмерные изображения. Это, по мнению ученых, еще раз подтверждает голографическую структуру всего, что нас окружает.

Кубинский эмигрант, экстрасенс Тони Кордеро говорит, что видит в уме будущее словно кинофильм. Первый раз Кордеро увидел такой «кинофильм» еще ребенком; дело происходило на Кубе, во время коммунистического переворота. «Я рассказал своей семье о том, что видел красные флаги по всей Кубе. Мы должны были покинуть страну под угрозой расстрела, – говорит Кордеро. – Я действительно видел, как расстреливали моих родных. Я чувствовал запах дыма и слышал звуки выстрелов. Вообще, я всегда чувствую, что будто нахожусь в центре событий. Я слышу, что говорят люди, но они не слышат и не видят меня. Это как путешествие во времени».

То, как экстрасенсы описывают свой опыт, вполне укладывается в теорию Бома. Гарретт определил ясновидение как «обостренную восприимчивость к некоторым аспектам жизни». По его словам, поскольку на уровнях ясновидения время неделимо, экстрасенс часто воспринимает объект/событие прошлого, настоящего и будущего как быстро сменяющуюся последовательность. И тогда многочисленные сообщения о появлении НЛО перестают быть загадочными – люди всего лишь на несколько секунд видят будущее.

Феномен ясновидения изучался многими учеными. В частности, было определено, что лучше воспринимают картинки из будущего загипнотизированные люди, чем те, кто находится в неизмененном сознании. В книге «Будущее рядом: суть предвидения» психиатр Артур Осборн приводит результаты эксперимента по предвидению в состоянии гипноза с участием французской актрисы Ирен Муза, проведенного еще в 60-х годах прошлого века. Во время гипноза ее спросили: может ли она увидеть свое будущее? На что Муза ответила: «Моя карьера будет короткой, я не осмеливаюсь сказать, каков будет конец, – он ужасен».

Ошеломленные экспериментаторы решили скрыть от Муза этот ее ответ, и дали ей послегипнотическую установку: забыть все, что говорилось во время эксперимента. После пробуждения она ничего не помнила и не знала о собственном зловещем предсказании – хотя все равно оно было слишком туманным. Несколько месяцев спустя ее парикмахер случайно пролил какие-то легковоспламеняющиеся духи на зажженную плиту, от чего у Муза загорелись волосы и одежда, а через пару секунд она вся была объята пламенем. Несколько часов спустя, уже в больнице, она умерла.

Параллельные миры

Трагическая история с Ирен Муза заставляет задуматься о следующем. Если бы актриса знала о своей судьбе, которую сама ранее предсказала, смогла бы она ее избежать? Поставим вопрос иначе: является ли будущее, так сказать, замороженным, – полностью предопределенным, – или же его можно изменить? На первый взгляд само существование феномена предвидения вроде бы подтверждает первое – но, согласитесь, тогда жизнь была бы очень безрадостной. Если будущее – голограмма, в которой каждая деталь заранее предопределена, это означало бы, что свободная воля – миф, и на самом деле мы просто марионетки судьбы, бездумно исполняющие заранее расписанный сценарий.

К счастью, есть убедительное свидетельство того, что это не так. Литература изобилует примерами, когда люди оказываются способными благодаря предвидению избежать несчастья: случаи, когда люди сдавали билеты, предчувствуя падение самолета, в последнюю секунду выхватывали детей из бурного потока и т. п. В истории с «Титаником» имеется девятнадцать документированных случаев предчувствия его гибели – были пассажиры, которые, следуя предчувствию, отказались от круиза и остались в живых; были и такие, которые говорили о дурном предчувствии, но махнули на него рукой; о том, какие были предчувствия у остальных погибших, мы можем только догадываться.

Такие случаи указывают на то, что будущее не предопределено, а достаточно пластично и может изменяться. Однако возникает следующий вопрос. Если будущее – свободный поток, то на каком его берегу оказывается Круазе, когда описывает конкретного посетителя кинотеатра, садящегося в конкретное кресло семнадцать дней спустя? Как может будущее одновременно существовать и не существовать?

Своеобразную версию ответа на этот вопрос предлагает Лой. Он считает, что реальность на самом деле есть не что иное, как колоссальная голограмма, в которой прошлое, настоящее и будущее фиксированы – по крайней мере, частично. Но дело все в том, что эта голограмма не единственная. Существует много подобных голографических объектов, которые некоторые называют параллельными мирами.

Подтверждением этой теории могут служить многочисленные синхронизмы (совпадения, происходящие с необычной частотой и настолько субъективно значимые, что они не могут быть результатом чистой случайности). Как утверждает д-р Дэвид Пит, физик, сотрудник Университета Квинз (Канада), утверждает, они как нельзя лучше доказывают существование голографической модели Вселенной и множественность параллельных миров. Пит считает, что в действительности такие совпадения – не что иное, как «прорехи в ткани реальности». Синхронизмы показывают, что мыслительные процессы связаны с физическим миром гораздо теснее, чем предполагалось до сих пор. Исходя из этой теории, можно объяснить и феномен близнецов, жизнь которых удивительно синхронизирована друг с другом. Тогда получается, что близнецы – это один и тот же человек, две проекции которого по ошибке попали в одну реальность.

Но как объяснить то, что некоторые все-таки предвидят свое будущее? Лой утверждает, что будущее каждой голограммы предопределено, но у каждого из нас есть шанс выбрать ту голограмму, в которой мы хотим жить. Четко сформулированное желание и выбранная цель позволяют нам перемещаться из одной голограммы в другую. Лой называет это «голопрыжками», полагая, что именно благодаря им мы способны одновременно прозревать ход событий и оставаться от него свободными.

Вечность – это то место, где мы учимся жить

В настоящее время, имеется немало данных, позволяющих предположить, что наш мир и все, что в нем находится, – от снежинок и листьев клена до электронов и комет, – всего лишь призрачные картинки-проекции, спроецированные из некоего уровня реальности, который находится далеко за пределами нашего обычного мира – настолько далеко, что там исчезают сами понятия времени и пространства.

Но тогда встает вечный вопрос о том, кто создал эту вселенскую иллюзию и, самое главное, зачем. Зачем все эти переживания? Зачем весь этот обман? Теренс Маккенна, сторонник голографической модели, писал: «Считается, что от момента, когда душа осознала свое бытие, и до апокалиптического конца проходит приблизительно пятьдесят тысяч лет. Нет сомнения, что мы сейчас переживаем последние секунды кризиса, связанного с концом истории, с уходом с планеты Земля и триумфом над смертью. Мы, фактически, подходим к концу пути, наблюдая за наиболее значительным событием в масштабе планеты – высвобождением жизни из безгласного кокона материи». Конечно, это только предположения. Но ведь на самом деле неважно, находимся ли мы на самом переднем крае трансформации, или же нам предстоит еще пройти немалый путь. Мы и учимся жить, переходя из одного класса-голограммы в другой, приобретая все новые качества и свойства своей души. Как говорят австралийские аборигены, вечность – это всего лишь то место, где мы учимся жить.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • 100zakladok
  • Add to favorites
  • Baay!
  • BarraPunto
  • Haohao
  • IndianPad
  • Internetmedia
  • Print
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • Ping.fm
  • Blogosphere News
  • LinkedIn
  • RSS
  • Tumblr
  • Live
  • Webnews.de