Замкнутый сад – сестра моя, невеста, источник замкнутый, родник запечатанный.

(Шир а-ширим, 4:12)

В издательстве «Энигма» вышел перевод «Трактата о реинтеграции существ» Мартинеса Паскуалиса, одного из вдохновителей масонского движения в XVIII веке. Книга эта интригует читателя броским заглавием – «Каббала Мартинеса Паскуалиса». В предисловии переводчика Владимира Ткаченко-Гильдебрандта автор трактата предстает фигурой загадочной и таинственной; даже краткое изложение его биографии свидетельствует о том, что он был личностью выдающейся и внес немалый вклад в становление масонской идеологии, литургики и обрядовой практики.

В биографии Мартинеса де Паскуалиса много неизвестного, включая его настоящее имя и год рождения. Не вызывает сомнений лишь место рождения – Гренобль – и факт его происхождения из Испании. Один из ведущих исследователей творчества Паскуалиса, Робер Амаду, высказал предположение, что отец Мартинеса был испанским евреем, однако его самого нельзя считать марраном, так как принятие христианства в его случае было результатом свободного выбора. Пас куалис всячески декларировал свою принадлежность к Римско-католической церкви и требовал этого также и от кандидатов в созданный им масонский орден Избранных коенов Вселенной. Амаду называет религию Мартинеса иудео-христианством. Ткаченко-Гильденбрандт подчеркивает, что, несмотря на различные предположения исследователей о его происхождении, Мартинес Паскуалис ни в коей мере не считал себя «обычным» евреем – он был «гебраистом», т. е. евреем в возвышенном, мистическом понимании этого слова. Сам Паскуалис утверждал, что сакральное знание передано ему предшествующими поколениями посвященных, но такого рода утверждения всегда были неотъемлемой частью масонской мифологии. Впрочем, его претензии вдохновили французского эзотерического мыслителя Рене Генона, который в период с 1914 по 1936 год посвятил «загадке Мартинеса» несколько объемных эссе.

Что же за произведение перед нами: трактат по каббале, еврейской либо христианской, или оккультно-теософский опус? И как «Трактат о реинтеграции» соотносится с еврейским мистическим учением?

Настоящее заглавие книги – «Трактат о воссоединении всех творений в своих первоначальных качествах, добродетелях и силах духовных и Б-жественных»[1] – позволяет предположить, что в ней будут изложены идеи, сходные с одной из центральных концепций лурианской каббалы – Исправлением мира (тикун олам)[2], однако при ближайшем рассмотрении складывается совершенно иное впечатление.

Трактат представляет собой вольное изложение событий, описанных в двух первых книгах Торы (Берешит и Шмот), в Дварим, 28, и в Шмуэль 1, 28. Обсуждаются избранные библейские сюжеты, наиболее подробно – первые главы Берешит, в значительно меньшей степени – относящиеся к собственно еврейской истории. По ходу повествования автор все больше отходит от первоисточника, подвергая его значительной редактуре, внося добавления и меняя персонажей (так, например, женщина, вызывающая мертвых, из 28-й главы Шмуэль I, согласно Паскуалису, оказывается Пифией). Библейская сюжетная канва снабжена развернутым мистическим комментарием, дополняющим, а нередко и подменяющим текст Писания. По утверждению автора, комментарий составлен им на основе собственных озарений и некоей сакральной традиции, переданной ему лично.

Портрет Мартинеса Паскуалиса из книги Артура Вейта «Тайная традиция франкмасонов». 1911 год

Мистическое учение, лежащее в основе трактата, лишь отдаленно напоминает каббалу. Скорее, это спекуляции гностического и оккультного толка, в некоторых местах соприкасающиеся с еврейской раввинистической традицией. Хотя переводчик в предисловии высказывает предположение, что автор, происходивший из семьи марранов, мог в детстве познакомиться с преданиями из еврейской агады, непохоже, что сведения почерпнуты Паскуалисом непосредственно из еврейской традиции. Возможно, его источниками были произведения Филона Александрийского, Псевдо-Филона, Иоси фа Флавия, а также более поздние тексты, интерпретирующие литературу эллинистического периода.

Характерным примером является упоминание известного агадического сюжета, в еврейских источниках появляющегося не ранее Х века. Речь идет о Моисее-ребенке, который, играя, снял с фараона корону и возложил ее себе на голову, чем навлек на себя опасность: его заподозрили в том, что в будущем он фараона низвергнет. Моисея спас его будущий тесть, Итро, в то время бывший советником фараона: «Он предложил: “Принесите ему блюдо, полное золота, и блюдо, полное углей, если протянет он руку к золоту – есть у него злой умысел, тогда убейте его; если же протянет он руку к углям, нет у него умысла, – нечего судить его, он и так умрет”. Принесли ему. Потянулся он к золоту, но пришел ангел Гавриэль и оттолкнул руку его. Тогда взял он уголь, положил в уста свои, обжегся и стал косноязычным»[3]. Этот мидраш, в еврейской литературной традиции сохранившийся только в поздних текстах, упоминается у Псевдо-Филона и Иосифа Флавия и с начала первого тысячелетия был доступен нееврейскому миру. Паскуалис, истолковывая данный сюжет как «прообраз пришествия Христа в мир», замечает: «От испытания огнем Моисей стал заикаться, откуда произошло потом обрезание губ». Искаженный фразеологизм милат а-лашон («обрезание языка») из Книги Творения[4] свидетельствует о непонимании автором еврейских коннотаций изложенного им сюжета.

Влияния собственно каббалы в трактате практически не ощущается. Ни концептуально – подход Паскуалиса несомненно христианский, ни терминологически. Мистика Пас куалиса гностическая и оккультная, его Б-г не обладает полнотой, зло появляется в мире помимо Его воли, земля и материальные формы служат лишь темницей павшим духам. Сопутствующие Ему духовные существа не являются Его эманациями, обладают свободой выбора и озабочены только тем, как отнять у Него право самостоятельно творить и как совратить человека, подстрекая его к богоборчеству и произволу в Творении. Решающую роль в примирении (а вовсе не в исправлении) первого человека с Б-гом должен сыграть Христос, появляющийся одновременно с Адамом. Однако «Трактат о реинтеграции» нельзя назвать и произведением христианской каббалы[5], поскольку он не затрагивает присущей ей духовной проблематики.

И все же ряд своеобразных деталей и идей, недопонятых, но, безусловно, воспринятых автором, намекают на то, что некоторые соприкосновения с каббалистическими источниками у Паскуалиса были. Так, например, объясняя мистическое значение шести дней Творения, автор сообщает о том, что материя будет существовать шесть тысяч лет, а в седьмом тысячелетии низвергнется и будет разрушена. При этом он добавляет: «Шесть тысяч лет жизни вселенского творения… коротки для Предвечного, ибо перед Ним тысяча лет – как один день». Поскольку рассуждение заканчивается парафразом слов из псалма[6], вполне соответствующим логике еврейской экзегезы, напрашивается сравнение и с изречением из Талмуда: «Шесть тысяч лет существует мир, а на седьмое рушится» (Сангедрин, 97а), и с каббалистическим учением о шмитот – семи тысячелетних периодах, соответствующих семи Б-жественным эманациям. Вполне вероятно, что Паскуалис был связан с людьми, в той или иной степени знакомыми с переводами книги Зоар и других каббалистических текстов на латынь, осуществленными в XVII веке Кнорром фон Розенроттом и оказавшими значительное влияние на духовную культуру Европы Нового времени.

Русское издание «Трактата о реинтеграции» дополнено текстами нескольких теургических молитв и описаниями обрядов, где впервые используется один из важнейших каббалистических терминов, служащий для описания Б-жественных эманаций, – сфирот, но его значение никак не раскрывается и он предстает понятием скорее магическим, нежели философско-мистическим.

Почему же «Трактат о реинтеграции» назван его издателями «каббалой»? С одной стороны, даже в европейской науке Мартинес Паскуалис остается загадочной фигурой, а его первое появление на российской сцене тем более сопровождается ароматом неизбывной тайны. С другой стороны, не меньшей тайной продолжает оставаться для русскоязычного читателя настоящая каббала. И возможно, любая новая попытка ее популяризировать лишь создаст тайне новое облачение, более надежно укрывая ее от вожделеющих глаз…

Другая книга издательства «Энигма», «Разоблаченная каббала» С.Л. Макгрегора Мазерса в переводе Анны Блейз, в еще большей степени претендует на проникновение в сокровенные мистические тайны. «Разоблаченная каббала» – это русский перевод английской версии фрагментов главного труда великого христианского каббалиста, барона Кнорра фон Розенротта, «Обнаженная каббала» («Kabbala Denudata»), созданной английским оккультистом Сэмюэлем Мазерсом в конце 80-х годов XIX века. «Обнаженная каббала» – антология каббалистических текстов, переведенных на латынь и сопровожденных обстоятельными комментариями, – до XIX века служила нееврейской аудитории основным источником знаний о каббале.

«Разоблаченная каббала» Мазерса включает переводы с латыни относительно небольших по объему самостоятельных трактатов, входящих в состав книги Зоар, – трактатов наиболее таинственных и сакральных. Анг лийская версия, хотя и позиционирует себя в качестве перевода каббалистического первоисточника («Разоблаченная каббала» имеет подзаголовок «Трактаты из книги Зоар»), не является просто изложением арамейского оригинала. По сути это текст, принадлежащий к так называемой «оккультной каббале» – духовному преемнику христианской каббалы, зародившемуся во второй половине XVII века в среде немецкого масонства и существующему по сей день. Мазерс – один из наиболее влиятельных оккультистов своего времени, основатель герметического ордена «Золотая заря»[7]. Увлекавшийся магией и искусством ведения войны Мазерс, как упоминают многочисленные справочники и энциклопедии, обладал широкими познаниями в древних языках, среди которых латынь, греческий, древнееврейский, коптский и галльский.

Его интерес к еврейским каббалистическим текстам не случаен. Считая евреев народом – хранителем древних тайн человечества, он попытался сделать из еврейского мистического труда трактат по универсальному (в масонском понимании) знанию, снабдив его собственными разъяснениями и комментариями. Его перевод, озаглавленный «The Kabbalah Unveiled» («Разоблаченная каббала», дословно «Каббала без покрывала»), перекликается не только с названием книги Розенротта, но и с заглавием известного труда Елены Блаватской «Isis Unveiled» («Разоблаченная Изида», 1877), безусловно намекая на идеологическую близость с ее идеями. Но Мазерс, в отличие от Блаватской, не предлагает встать над религиями. В предваряющей перевод развернутой статье, призванной ответить на вопрос, что такое каббала, он советует каждому христианину, изучающему Библию и теологию, изучать также и каббалу, ибо она содержит ключи к пониманию темных мест Ветхого Завета и создана тем самым народом, которому последний принадлежал изначально.

Из краткого обзора содержания, методов и источников каббалы, сделанного Мазерсом, видно, что его знакомство с еврейским мистическим учением весьма поверхностно. Несмотря на добросовестное изучение книги Розенротта, он, скорее, развивает масонский миф о каббале. Так, Мазерс поясняет, что кроме переведенных им частей Зоар включает книгу Авраама Эрреры[8], анонимный алхимико-каббалистический трактат «Эш мецареф» («Огонь плавильщика», XVI–XVII века)[9], а также некий трактат, в описании Мазерса вовсе не поддающийся идентификации. Среди знатоков каббалы автор, естественно, числит исключительно оккультистов, что гармонично вписывается в созданную им картину.

Понятно, что от произведения такого рода не стоит ожидать изложения собственно еврейского мистического учения, – Зоар в устах масона приобретает иное звучание, а его содержание местами напоминает оригинал, а местами кажется нелепым и крайне далеким от исходного смысла. И в этом нет трагедии – наоборот, тайна остается нераскрытой, защищая себя покровом нелепости. На английский язык переведено множество еврейских текстов, сохранивших еврейское звучание, так что англоязычным читателем масонская интерпретация каббалы вряд ли воспринимается как аутентичный перевод первоисточника, а христианская каббала не смешивается с еврейской. Иначе может обстоять дело с книгой Мазерса на русском языке.

Достаточно многочисленные переводы книги Зоар на русский язык[10] столь же далеки от оригинала, сколь и английский «перевод» Мазерса. В единственном адекватном русском издании Зоара[11] приведены лишь небольшие фрагменты различных частей книги; в частности, трактаты, переведенные Мазерсом, там представлены только краткими отрывками. Это неудивительно: как уже говорилось, «Идра раба» («Великое собрание»), «Идра зута» («Малое собрание») и «Сифра де-цниута» («Книга сокрытия» или «Книга сокровенного») – одни из наиболее сокровенных и таинственных частей Зоара. В них повествуется о структуре Б-жественности и ее раскрытии в мире эманаций посредством образов человеческой головы (т. н. «ликов») и ее внешних и внутренних элементов: черепа, волос, глаз, ушей, носа, губ, бороды, а также полостей мозга и его покровов. В этом же контексте говорится о мужественности и женственности Б-жественного изначалия. Каждая из трех книг обладает уникальным мистическим настроением и собственной поэтикой, а натурализм в них столь тесно переплетен с откровением, что не оставляет места для буквального восприятия.

Известно, что еврейское видение Б-га отрицает любые материальные образы. Однако во многих мистических текстах повествование носит характер красочный и чувственный, апеллируя к глубинной духовной интуиции, и вместе с тем не предоставляет возможности упрощения. Еврейская мистика говорит языком человеческих символов. Упомянутые части Зоара традиционно воспринимаются сквозь призму учения великого мистика XVI века рабби Ицхака Лурии (Ари) – учения еще более эзотерического, чем сам Зоар, и обращенного к адептам, обладающим обширным опытом многолетнего религиозного служения и изучения классических еврейских текстов. Решиться переводить «Идрот» и «Сифра де-цниута» религиозному человеку необыкновенно трудно: для этого необходим особый душевный взлет, на грани мистического прозрения, а также уверенность в своем праве приступить к изложению сокровенных тайн.

Вполне вероятно, что жаждущий информации российский читатель, интересующийся разного рода эзотерикой, как еврейского, так и нееврейского происхождения, воспримет «Разоблаченную каббалу» в качестве непосредственного источника еврейского мистического учения, не обратив внимания на его масонское содержание. Тогда вся тяжеловесность и невнятица русского текста будут приписаны несовершенству оригинала.

О качестве перевода книги Мазерса нужно сказать особо. Удивительно, что в настоящее время, когда существуют высокопрофессиональные группы переводчиков, редакторов, комментаторов и издателей классических еврейских текстов, а также немало высококвалифицированных специа листов, пишущих на еврейские темы, издательство, специализирующееся на мистической литературе, может выпускать книгу в таком состоянии. Хотя Мазерс и сам допустил множество ошибок в написании еврейских и арамейских (как у него сказано в традиции времени – «халдейских») терминов и названий, что свидетельствует о весьма относительном владении ивритом и арамейским, в русском переводе эти термины в некоторых случаях не смогли даже правильно транслитерировать. Очевидно, этого издания в процессе подготовки вообще не касался человек, знающий иврит, не говоря уже о специалистах, сведущих в каббале. Вероятно, издатели рассматривали трактат Мазерса в качестве сугубо масонского текста, никак не связанного с еврейской духовной традицией. Перевод местами звучит нелепо, а иногда почти смехотворно. Не хочется приводить примеры, ибо они будут звучать издевательски по отношению к исходному тексту, чего хотелось бы избежать, – еврейская традиция предписывает особо бережное отношение к книге Зоар и уж тем более к трактатам, опубликованным в «Разоблаченной каббале».

Несмотря на все изъяны, русское издание «Разоблаченной каббалы» представляет несомненный интерес для исследователей оккультной и христианской мистической традиции и, несомненно, будет востребовано читателями неподготовленными, но интересующимися каббалой. Последнее утверждение звучит довольно дико: в традиционном еврейском мире «Идрот» не изучают профаны, содержание этих трактатов не в полной мере доступно интеллектуальному восприятию даже сквозь призму лурианской каббалы и их понимание во многом зависит от индивидуальной религиозной интуиции. Но в российском культурном пространстве, где пока практически нет ни авторитетных переводов оригинальных каббалистических текстов, ни трудов ведущих современных исследователей каббалы, перевод книги Мазерса неизбежно будет читаться и обсуждаться.


[1] В переводе Ткаченко-Гильдебрандта «Трактат о реинтеграции существ в их первоначальных качествах и силах духовных и Б-жественных».

[2] Тикун (ивр. «исправление») – согласно лурианской каббале, процесс исправления космического несовершенства и воссоединения изначально единых Б-жественных проявлений, разделенных в результате серии катастрофических актов, первым из которых был собственно акт Творения, а последним – грехопадение первого человека.

[3] Мидраш Шмот раба, 1:26.

[4] Сефер Йецира («Книга Творения») – одно из наиболее ранних и важных произведений еврейской мистики, созданное предположительно во II–IV веках в Земле Израиля. По традиции ее автором считается праотец Авраам. «Обрезание языка» и «обрезание наготы» в ее тексте – два мистических символа завета Израиля со Всевышним.

[5] Христианская каббала возникла в процессе межкультурного и межконфессионального взаимодействия христианских и еврейских мыслителей Средневековья, в результате чего христологический миф был включен в концептуальную систему каббалы. Возникла в Европе примерно в XIII веке, а в XV–XVII веках пережила наивысший расцвет.

[6] Ср. Теилим, 90:4: «Ибо тысяча лет в глазах Твоих как день вчерашний».

[7] Орден «Золотая заря» – оккультная организация, существовавшая в Англии с 1888 по 1923 год и оказавшая значительное влияние на формирование идеологии неоязычества и развитие геополитических тенденций в Западной Европе первой половины XX века.

[8] Мазерс, очевидно, имеет в виду основной труд Эрреры «Врата небес», наряду с другими текстами вошедший в «Kabbala Denudata».

[9] См. монографию Константина Бурмистрова «Ибо он как огонь плавильщика: Каббала и алхимия». М., 2009. «Эш мецареф» также является частью «Обнаженной каббалы» Розенротта. Мазерс не способен отличить, где кончается Зоар и начинаются другие тексты. Вероятно, труд Розенротта являлся для него главным источником, откуда он черпал знания по каббале.

[10] На русском книжном рынке присутствует не менее четырех «полных переводов» Зоара – крайне далеких от оригинала и выдержанных в откровенно сектантском или оккультном духе.

[11] Рабби Шимон. Фрагменты из книги Зоѓар / Пер. М. Кравцов. Москва: Гноз

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • 100zakladok
  • Add to favorites
  • Baay!
  • BarraPunto
  • Haohao
  • IndianPad
  • Internetmedia
  • Print
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • Ping.fm
  • Blogosphere News
  • LinkedIn
  • RSS
  • Tumblr
  • Live
  • Webnews.de